Зафиксированные факты

Зафиксированные факты повторяемости перекрывания лошадей сохатыми, сохатых быками, быков лошадьми и т. д. свидетельствуют в пользу одновременности их создания, т. е. создания в одну эпоху, что подтверждается единством стиля этих изображений". После такой посылки совершенно алогичным звучит вывод, который делают авторы далее: "На Шалаболинских скалах есть случаи перекрывания ранних изображений рисунками окуневского времени. Именно поэтому можно говорить о доокуневских композициях, широко представленных на Шалаболинских скалах". Действительно, с одной стороны, авторы пишут о том, что многократное перекрытие ещё не говорит о существенной хронологической разнице рисунков, с другой - тут же разделяют их на окуневские и доокуневские.

Беда в том, что авторы не учитывают, что окуневские изображения наносились и краской, и выбивкой, и граффити, причём сочетания этих различных способов исполнения рисунка нередко встречаются на одних композициях и одних рисунках!. Достаточно вариабельны и персонажи наскальных изображений окуневской культуры, где присутствуют рисунки как домашних, так и диких животных.

Если же мы посмотрим на рассматриваемые Б. Н. Пяткиным и А. И. Мартыновым комплексы с точки зрения отмеченных выше нами стилистических особенностей, характерных только для окуневского искусства, то мы увидим, что и на камне 74, и на камне 102 изображения быков имеют рога, нарисованные в типичной для данной культуры манере. За это говорит и статичность позы изображенных животных. Кстати сказать, М. П. Грязнов считал изображения быков Шалаболина окуневски-ми.

К этой же точке зрения присоединялся А. А. Формозов. Дополнительные аргументы высказываемого нами предположения мы находим в монографии Я. А. Шера, где собраны случаи, взятые из петроглифов Енисея. Там быки изображены, по нашему мнению, с характерными для окуневского искусства особенностями, перекрыты изображениями лосей, выполненных в ангарском стиле. Причем туловище одного из быков изображено в скелетной манере, что сближает его с быком второй Турочакской писаницы.
Дальше...

Описание структуры совокупностей

Сущность описания структуры совокупностей, основанного на выделении видов и внутривидовых подразделений. Называя некую совокупность особей видом, подвидом, экотипом и т. д., мы характеризуем не какое-то собственное свойство этой совокупности, а ее отношения с иными совокупностями, подобными ей.

Это обстоятельство особенно подчеркивал Э. Майр, проводя аналогию "вид-брат": нельзя быть просто братом, можно быть чьим-то братом; совокупность не может быть просто видом, она вид по отношению к какой-то другой совокупности.

То же самое можно сказать о терминах "подвид", "infraspecies", "племя". Все они являются оценками отношений совокупностей. Даже морфы, аберрации и уродства, которые, казалось бы, характеризуются в первую очередь собственными свойствами, квалифицируются как таковые по отношению к другой морфе или к норме. Аналогия "вид-брат" правомочна в том смысле, что и "вид", и "брат" есть оценки отношений. Однако "брат" - это оценка отношений индивидуумов, но не их частей.

Кроме того, это оценка отношения данного индивидуума к другому, не зависящая от отношений одного из этих двух индивидуумов к какому-либо третьему. "Таксономический вид" - оценка отношений совокупностей, особей. В частности, она может характеризовать отношение группы безмерных видов к другой такой же группе и отношение- одного безмерного вида к другому внутри группы.

Оценка отношения одной совокупности к другой в данном случае зависит от их отношений к третьей. Например, бывает, что совокупность а могла бы считаться видом по отношению к совокупности с если бы разрыв между ними не заполняла совокупность. Это именно та ситуация, которая реализуется при "кольцевых перекрываниях" и вообще в цепных комплексных видах.

Вид "в узком смысле слова" Берг называет species и пишет, что такой вид, "конечно, связан постепенными переходами со своими подвидами, морфами и аберрациями". Определение species в "Номогенезе" не дается.

Приводится лишь пример: "proles Leuciscus cephalus (голавли) резко отличен от соседних proles, например от ельцов Leuciscus leuciscus, но европейский голавль Leuciscus cephalus cephalus (вид в узком смысле слова, или species), конечно, не резко отличается от своего кавказского подвида Leuciscus cephalus orientalis". Отсюда можно заключить, что на самом деле именно "вид в узком смысле слова" соответствует proles в понимании С. И. Коржинскогое. Показательно, что в качестве примера species Берг приводит подвид. В конце концов в терминологической путанице затерялось самое важное - представление о виде как о комплексе форм.
Дальше...